Философские хайку

Июнь 19th, 2010

Хайку (хокку) — жанр японской лирической поэзии. Трехстишие хайку обладают устойчивым метром. В каждом стихе определенное количество слогов: пять в первом и третьем, семь во втором.
Например:
О, проснись, проснись!
Стань товарищем моим,
Спящий мотылек!
(Басё)
Хайку сродни японской живописи, где очень ограниченным количеством деталей, призванные художником для воспроизведения только главного, рисуется законченная картина.

Практически все детали в японской живописи имеют символическую нагруженность, так орхидея обозначает весну, бамбук – лето, хризантема – осень, слива – зиму и т.д. В свою очередь, весна – это символ женственности, лето – мужественности, а зима – символ космического значения, выражение возрождения и непрерывности жизни.
Так и хайку: одним-двумя чертами поэт набрасывает целую картину!
Хайку – это форма для наикратчайшего выражения или психологического состояния автора, или состояния окружающего мира, или отношения автора к миру.
В хайку как бы сталкиваются три измерения реального мира, чтобы через столкновение было донесено нечто иное, что заслуживает остаться на века.
Я предлагаю попробовать сочинить собственные хайку с добавлением собственной интерпретации в два-три предложения с неизменным философским смыслом.

Философия Искусства: Фазиль Искандер

Май 19th, 2010

Фазиль Искандер – абхазский писатель, всегда с пронзительным, добрым, чуть-чуть тревожным повествованием о своих героях с простыми мыслями, которые могли бы быть вписаны в любую высокомудрую философию любого мыслителя. Я его очень люблю и поэтому буду часто обращаться к его произведениям, чтобы подчеркнуть то, что составляет основу нашей жизни, но то, что порой не осознается, не вербализируется и поэтому не принимается в расчет, а хотя могло бы прояснить человека, его отношения с другими людьми, с окружающим миром.
Обращение к Искандеру я хочу начать с такого высказывания:
«У искусства всего две темы: призыв и утешение. Но и призыв, если вдуматься, тоже является формой утешения. «Марсельеза» — та же «Лунная соната», только для другого состояния. Важно, чтобы человек сам определил, какое утешение ему сейчас нужно».
Достаточно ли «призыва и утешения» для характеристики искусства? И оправдан ли акцент именно на утешении?